Мой город Вязьма
Официальный сайт города Вязьмы: только проверенная информация. Мы делаем повседневность историей.

 Наши награды

 Навигация
Главная страница
Поиск по сайту
Наш форум

 О городе Вязьма
История Вязьмы
Герб и флаг 
Гимн
Вязьмичи-Герои
Почетные граждане
Хронограф: факты и фотографии

 Местное самоуправление

 Поиск

 Антикоррупция


 Публичные слушания


 Инвестиционный паспорт


 Госслужбы


 Календарь
«« Ноябрь 2017 »»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30
22.11.2017

 Наша добрая Смоленщина

 Новости Городов воинской славы


 Этот день в истории


 Народное ополчение в 1941 году

 Народный дозор Памяти (взгляд из космоса)


 «Житие Преподобного Аркадия Вяземского»

И.Г. Михайлов

ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО АРКАДИЯ ВЯЗЕМСКОГО И НОВОТОРЖСКОГО ЧУДОТВОРЦА КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК ПО ПРОШЛОМУ ДОЛЕТОПИСНОЙ ВЯЗЬМЫ

  За последние 10 лет в Вязьме наблюдается повышенный интерес к изучению истории Вяземского края. Об этом свидетельствует целый ряд научно-практических конференций и краеведческих чтений, которые проводились в нашем городе, выход в свет нескольких книг и брошюр о Вязьме. Все чаще учащиеся и студенты городских образовательных учреждений посвящают свои работы, сочинения и рефераты описанию и изучению Вяземского края. Это очень отрадно. Вместе с тем следует отметить, что иногда в некоторых работах, особенно юных краеведов, присутствуют достаточно категоричные суждения о тех или иных аспектах вяземской истории. Так, например, одним из таких утверждений стал тезис о том, что, согласно житию преподобного Аркадия Вяземского и Новоторжского чудотворца, Вязьма была сравнительно большим городом уже в XI веке, т. е. почти за 200 лет до своего «официального» упоминания в летописи под 1239 годом. Заметим попутно, само это упоминание в летописи — вопрос достаточно дискуссионный. Справедливости ради следует сказать, что утверждения юных исследователей истории Вязьмы не их вина. Во-первых, древняя история Вяземской земли, по крайней мере, до XV века весьма туманна и запутанна. Одна из причин этого — скудность и иногда противоречивость сохранившихся письменных источников. Во-вторых, ученые, исследователи и краеведы еще сами окончательно не разобрались в некоторых событиях, и поэтому ставить точку, тем более, выносить категорические утверждения по отдельным вопросам истории Вязьмы пока рано. Но тем интересно и привлекательно изучение Вязьмы.

Кроме данных археологии, одним из источников по истории долетописной Вязьмы можно считать (а некоторые исследователи считают безоговорочно) житие преподобного Аркадия Вяземского. По мнению автора, житие преподобного Аркадия Вяземского и Новоторжского чудотворца во всех предыдущих работах по истории Вязьмы не подвергалось серьезному и критическому анализу. Здесь необходимо сделать одну существенную оговорку. Автору известно, что Иван Павлович Виноградов опубликовал работу «Преподобный Аркадий Вяземский и Новоторжский чудотворен», но найти ее пока не удалось. Тем не менее, о ее содержании можно вполне догадываться. Иван Павлович нисколько не сомневался в достоверности исторических сведений, изложенных в житии. В доказательство этого приведем цитату из другой его работы «Исторический очерк города Вязьмы с древнейших времен до XVII века (включительно)»: «...за неимением летописных данных раньше этого времени (имеется в виду год первого упоминания в летописи. Прим. И.М.), у нас есть другого рода данные, свидетельствующие о древнейшем происхождении города Вязьмы. Это житие преподобного Аркадия, сомневаться в достоверности которого нет никаких оснований, а происхождение Аркадия из Вязьмы неопровержимо». Поэтому главной задачей данной работы следует считать попытку объективного изучения жития с точки зрения достоверности изложенных в нем исторических фактов, и главного из них, — существовал ли город Вязьма уже в первой половине XI века. Но прежде чем обратиться к анализу самого жития, необходимо уяснить себе, что такое жития святых и насколько можно доверять историческим фактам, в них встречающимся.

Под житиями святых понимают жизнеописания церковных и государственных деятелей, мучеников и аскетов, канонизированных христианской церковью. Кроме биографических материалов, жития святых включают молитвы, поучения и т.д. Первые оригинальные русские жития святых возникли в XI веке (жития Ольги, Владимира, Бориса и Глеба, Феодосия Печерского). В составлении жизнеописаний русских святых можно выделить несколько этапов. Это — древнейшие жития XI-XIV вв.; жития домакарьевского времени XV — начала XVI вв.; жития макарьевского времени XVI в. и позднейшие жития XVII и последующих веков.

Одной из наиболее значительных работ в отечественной историографии по критическому анализу биографий святых является работа В.О. Ключевского «Древнерусские жития святых как исторический источник». В.О. Ключевский рассматривал жития прежде всего как литературное произведение, которое «...соединяет в себе два особых элемента, церковно-ораторский и исторический». Жития являются религиозно-литературными произведениями, т.к. «единственный интерес, который привязывал внимание общества, подобного древнерусскому, к судьбам отдельной жизни, был не исторический или психологический, а нравственно-назидательный», и поэтому «для такого изображения судьбы лица нужна не критика, не фактическое изучение». Очень часто случалось так, что житие писалось спустя десятилетия, а то и по прошествии более значительного срока после смерти святого, и если агиобиограф не знал каких-то деталей из жизни святого, то он составлял их по некоторой аналогии с другими жизнеописаниями однообразно повторяющимися фразами. Так, например, «редкий биограф не начинал своего рассказа известием, что святой родился от благочестивых, христианских родителей и в известный срок духовно возродился крещением, и это известие нисколько не зависело от того, знал или не знал биограф что-нибудь о родителях святого. Таковы же описания юности святого и его первых опытов в иночестве, очень пространно и очень однообразно излагаемые в житиях: это отвлеченные характеристики благонравной юности и строгого иночества вообще...» На такую особенность составления биографий святых обратил свое внимание крупнейший знаток древнерусской литературы академик Д.С. Лихачев: «...случалось, что для житий не хватало фактов, жизнь святого ко времени его прославления подзабывалась, и тогда святому приписывалось то, что было известно о другом святом, схожем с ним по типу своей святости». Исходя из этого, Д.С. Лихачев делал вывод: «...к житиям нельзя предъявлять строгих требований полноты, детальности и реализма рассказа». Тем не менее, как исторический источник жития ценны прежде всего тогда, когда пет других письменных или иных источников по тому или иному событию или историческому промежутку. Поэтому в некоторых случаях они могут изучаться как исторические, литературные и лингвистические источники. Но, как представляется, относиться к историческим сведениям, сообщаемым в житиях напрямую или косвенно, нужно весьма и весьма осторожно.

Напомним теперь вкратце содержание жития. Преподобный Аркадий родился в начале XI века в семье купца Сырейщикова на Олешинской улице. «Преподобный Аркадий измлада возлюбил сердцем и душою Господа Бога, от юности ревновал служить ему, в чистоте совести непорочною душою... В безмолвии, в постоянном плаче и непрестающих слезах проводил он дивное житие, добровольно приняв на себя трудный подвиг юродства». Однажды мимо Вязьмы проходил преподобный Ефрем, бывший конюший ростовского князя Бориса. Ефрем встретился с Аркадием, «...хвалил и укрепил его в избранном им подвиге благочестия и святости и именем Божием благословил на дальнейшее его преуспеяние в духовном совершенстве». Когда же преподобный Ефрем поселился в городе Торжке и основал там обитель, преподобный Аркадий «...ушел навсегда в город Торжок к преподобному Ефрему, сподобился там от пего иноческого образа, усердно помогал ему в устроении обители, и, пожив в пей с преподобным Ефремом, равноангельно преставился и отошел ко Господу». Теперь нам необходимо определиться в двух важнейших моментах, касающихся жития: 1) кого понимать под именем преподобного Аркадия; 2) когда было составлено житие преподобного Аркадия.

В Вязьме с давних пор среди жителей сохранялись рукописи и предания о юноше Аркадии. В XVII веке Аркадий был канонизирован и стал почитаться в Вязьме как местночтимый святой. Из религиозной литературы имя Аркадия перешло и па страницы исторической литературы о Вязьме. В книге И.П. Виноградова «Исторический очерк города Вязьмы с древнейших времен до XVII века (включительно)» упоминается о преподобном Аркадии Вяземском и Новоторжском чудотворце . О нем же говорится в книге священника Василия Чапцева «Вяземский Аркадиевский девичий монастырь» (Москва, 1896 г.), в которой, в свою очередь, упоминается о работе протоиерея А. Г. Макаревского «Аркадиевский женский монастырь в Вязьме. Духовные подвиги святого Аркадия, история монастыря и нынешнее его положение» (Санкт-Петербург, 1859 г.). В дальнейшем некоторые авторы работ о Вязьме упоминают имя преподобного Аркадия.

В частности, об этом святом пишут в своих работах Д.П. Маковский, иеромонах Даниил (Сычев). О преподобном Аркадии рассказывается в учебном пособии «История православной культуры земли Смоленской». Но, судя по всему, не так однозначно воспринимается личность преподобного в другой литературе. Так, в изданном в 1907 году «Тверском патерике» его составитель архиепископ Тверской и Кашинский Димитрий (Дмитрий Иванович Самбикин) обращает внимание на следующее: «У русских агиологов о преподобном Аркадии, ученике святого Ефрема Новоторжского, много недоуменного и спорного: одни признают одного только преподобного Аркадия (И. Виноградов «Преподобный Аркадий Вяземский и Новоторжский чудотворец» Тверь, 1905 г.). Другие — двух святых с именем Аркадия Новоторжского и Вяземского (см. Месяцеслов русских святых архиепископа Димитрия, 11 июня); третьи — трех: Аркадия Вяземского, Аркадия Новоторжского и Аркадия Дорогобужского (у архимандрита Леонида «Святая Русь» под № 213 Аркадий Затворник, Дорогобужский чудотворец; под № 350 Аркадий келейник преподобного Ефрема Новоторжского и под № 446 Аркадий Вяземский затворник чудотворец); и пожалуй, с течением времени к ним присоединяется еще Аркадий Болдинский и Вязниковский... Трудно разобраться в спутанных сказаниях об ученике преподобного Ефрема Новоторжского».

Рассматривая достоверность сведений об Аркадиях, перечисленных в «Тверском патерике», архимандрит Димитрий однозначно определяет, что Аркадий Вязниковский (г. Вязники Владимирской губернии) в Вязниковском уезде и смежном с ним не упоминается, и появление такого имени — это ошибка или описка кого-либо из составителей. Достоверность существования Аркадия Дорогобужского исследовал в годы пребывания в Тверской губернии в г. Торжке И.П. Виноградов.

В его записках встречаем такую цитату: «Занимаясь историей г. Вязьмы и зная хорошо Смоленский край, прожив в Вязьме около 18 лет, я положительно могу утверждать, что ни древних, никаких вещественных или письменных памятников в Дорогобужском Болдином монастыре, основанном преподобным Герасимом, об Аркадии нет... Мало этого, в Болдине монастыре никто не знает могилы Аркадия, о нем не слышится никаких говоров пи среди братии, ни у окружающих крестьян». И далее Виноградов делает вывод: «Очевидно, что нет и не должно быть никакого Аркадия Дорогобужского чудотворца».

Итак, исходя из вышеизложенного, можно лишь констатировать, что из всех упомянутых фигур под именем преподобного Аркадия Вяземского можно рассматривать два варианта. Либо преподобный Аркадий Вяземский и Новоторжский одно лицо, либо Аркадий Вяземский и Аркадий Новоторжский — это два разных лица. Как видно из работ И.П. Виноградова «Исторический очерк г. Вязьмы с древнейших времен до XVII века (включительно)» и «Преподобный Аркадий Вяземский и Новоторжский чудотворец», Иван Павлович был сторонником первой версии. Автор-составитель «Тверского патерика» архиепископ Тверской и Кашинский Димитрий был сторонником второй версии. В подтверждение того, что Аркадий Новоторжский — иное лицо, архиепископ Димитрий обращает внимание на различия в изображении преподобных Аркадия Вяземского и Аркадия Новоторжского: «Преподобный Аркадий Новоторжский изображается с непокрытой головой, длинными волосами. И с руками, сложенными на груди, в короткой, не монашеской одежде. Святой Аркадий Вяземский изображается молодым и в мирской одежде, но с зеленой веткою». Составитель патерика уверен, что факт обретения в 1677 году в г. Торжке мощей преподобного Аркадия Новоторжского вязьмичи, наслышанные об этом событии, самовольно связали с обретением мощей преподобного Аркадия Вяземского».

Первым на противоречие в изображении святых на иконах обратил внимание архимандрит Вяземского Иоанно-Предтечева монастыря Питирим (впоследствии архиепископ Тамбовский) в 1678 году, когда среди икон крестного хода в Вязьме на празднике Вознесения Питирим заметил икону, принесенную из Спасской церкви Нижнего (впоследствии Аркадьевского) монастыря. До полного разбирательства правильности изображения святого, и главное, подписи под иконой, архимандрит Питирим приказал оставить икону у себя, чем вызвал большое недовольство среди вязьмичей. Как следует из жизнеописания святого Питирима, через год в Вязьме возникли волнения, в результате которых архимандриту Питириму пришлось укрыться на воеводском дворе. Чем завершился конфликт, связанный с иконой, жизнеописание святого Питирима не повествует.

Об Аркадии Новоторжском, как признает составитель «Тверского патерика» архиепископ Димитрий, известно совсем немного: «О сем святом известно только то, что он был учеником святого Ефрема и скончался в г. Торжке». С другой стороны, сведения из жития преподобного Аркадия о том, что «...укрепивши себя в духовных подвигах, преподобный Аркадий оставил дом, род и отечество свое, ушел навсегда в город Торжок к Преподобному Ефрему, сподобился там от него иноческого образа, усердно помогал ему в устроении обители, и, пожив в ней с Преподобным Ефремом, равпоангельно преставился и отошел ко Господу», действительно, позволяют отождествить нам в одном лице преподобного Аркадия Вяземского и преподобного Аркадия Новоторжского. По крайней мере, такая версия имеет право на существование. Но ответить вполне однозначно на этот спорный вопрос нам будет весьма сложно.

Возможно высказать и еще одну версию. С давних пор Вязьма находилась па пересечении речных и сухопутных торговых путей. Она привлекала взоры многих — монголов, литовцев, отрядов разных русских княжеств, разбойников. Нам известны из истории случаи, когда из города почти полностью уходили все его жители. За многие века в Вязьме сменились десятки поколений. Вполне вероятно, что жизнь некоторых вязьмичей вызывала искреннее восхищение и уважение современников. Но история не сохранила для нас их имена. Может быть, некоторые из них подражали юноше Аркадию, жившему в давние времена, или некоторых сравнивали с преподобным. И постепенно жизнь и деяния одного, а может быть и нескольких таких праведников, подвижников трансформировалась в предания об одном, известном нам сегодня как преподобный Аркадий Вяземский и Новоторжский чудотворец. Так образ Аркадия стал собирательным точно так же, как, например, образ Ильи Муромца или других былинных героев.

Но для описания событий долетописной Вязьмы суть этой дискуссии не так важна. Так или иначе, существует в агиографии житие преподобного Аркадия, в котором излагаются события, относящиеся к первой половине XI века. Но насколько можно верить фактам, изложенным в житии? Для этого нам необходимо ответить на второй важнейший вопрос, а именно: когда было составлено житие преподобного Аркадия Вяземского? Ведь только источник, максимально приближенный к описываемым в нем событиям, можно рассматривать как достоверный. Если придерживаться точки зрения И.П. Виноградова о том, что Аркадий Вяземский и Новоторжский — это одно и то же лицо, то следует, что Преподобный был канонизирован или в 1677 или в 1678 годах, т.к. 11 июля 1677 года в Соборной церкви Святых мучеников Бориса и Глеба г. Торжка были обретены его мощи. «Ровно через сто лет после обретения мощей Преподобного Ефрема (обретены в 1572 году) открыты были мощи и Преподобного Аркадия, находившиеся в земле более шести столетий». По существующей в русской церкви традиции перед канонизацией святого составляется его житие. Таким образом, можно утверждать, что житие преподобного Аркадия Вяземского и Новоторжского чудотворца было составлено во второй половине XVII века, т.е. спустя 600 (!) лет после смерти Аркадия.

Вполне естественно, что к историческим данным, сообщаемым в этом житии, нужно относиться весьма и весьма осторожно. Заметим попутно, что и житие преподобного Ефрема Новоторжского имеет свои недостатки. Вот что по этому поводу пишет В.О. Ключевский: «Житие Ефрема Новоторжского сохранилось в поздней и плохой редакции, которая состоит из бессвязного ряда статей и всего менее говорит о жизни Ефрема. Биограф рассказывает предание, будто в начале XIV века тверской князь Михаил, разорив Торжок и обитель, увез древнее житие Ефрема в Тверь, где оно скоро сгорело; в 1584-1587 г.г. при митрополите Дионисии установлено было празднование Ефрему, и «благоискусные мужи града Торжка» сложили ему службу. Биограф передает смутные биографические черты и даже немногие известия о святом и его братьях в киевском патерике и других древних памятниках, (которые) заимствовал не прямо из источников, а из сообщения иеромонаха Юрьева монастыря Иосифа, которое вставлено в житие без всякой литературной связи с ним. Сказание о перенесении мощей в 1690 г., приводя известия из этого жития, называет его «древним писанием». На время составления жития указывает последнее из приложенных к нему перед похвалой чудес XVI-XVII веков, относящееся к 1647 г.: автор описал его как современник». Таким образом, и житие преподобного Ефрема в современной его редакции было составлено в XVII веке, т.е. так же, как и житие Аркадия, спустя 600 лет после смерти святого. Поэтому исторические данные, присутствующие, например, в житии Аркадия напрямую или косвенно, должны быть подвергнуты тщательному анализу.

К сожалению, такой анализ не всегда имел место в работах краеведов Вязьмы. Так, в своей работе «Исторический очерк города Вязьмы с древнейших времен до XVII века (включительно)» И.П. Виноградов делает на основании жития, как представляется, весьма ошибочный вывод о том, что за короткий срок христианство пустило в Вязьме глубокие корни. В житии Аркадия сообщается факт, который позволяет нам приблизительно определить, к какому времени город был христианизирован: через Вязьму проходил Ефрем, бывший конюший князя Бориса Владимировича Ростовского, убитого его сводным братом Святополком в 1015 году. Совместив две даты: крещение Руси (точнее, крещение киевлян) в 988 году с 1015 годом, убийством князей Бориса и Глеба, и сопоставив это с еще одним фактом, излагаемом в житии (наличие якобы в Вязьме нескольких храмов), Иван Павлович и делает вывод о том, что христианство за этот исторический промежуток в 27 лет уже достаточно крепко утвердилось в Вязьме: «...существование нескольких церквей в городе свидетельствует об относительной но тому времени величине города и, что, самое главное, о том, что христианство распространилось здесь, так сказать, не вчера, а пустило глубокие уже корни». В данном случае сомнительным выглядит утверждение о том, что Преподобный Ефрем проходил через Вязьму именно в 1015 году, хотя несколько лет разницы здесь роли не играют. Сомнение вызывает и факт о наличии в Вязьме нескольких храмов.

  Такой вывод, действительно, можно сделать на основании следующей цитаты из жития Аркадия: «Самым любимым и неопустительным занятием его было только одно, именно: когда случалось быть крестному ходу куда-нибудь из собора, Аркадий за два дня, а иногда и ранее, брал метлу, шел и очищал ею улицы, начиная от собора до той церкви или того места, куда совершался крестный ход». Почему этот факт можно поставить под сомнение? Во-первых, к любым данным, составленным спустя 600 лет, нужно относиться очень осторожно. Во-вторых, согласно версии И.П. Виноградова, менее чем за 30 лет в Вязьме, городе на восточной окраине Смоленского княжества, действовало несколько православных храмов. Этот факт может говорить только о том, что Вязьме смоленский князь, или наместник киевского князя в Смоленске, придавали очень большое значение как военно-пограничной крепости или как важному торгово-ремесленному центру. Утверждение христианства на Руси произошло окончательно только к XIII веку, этот процесс носил длительный и противоречивый характер. Вначале христианство утверждалось в городах, а уже йотом волны новой религии доходили до провинции. Соответственно, чем более экономически и военно-политически был развит город, тем быстрее в нем утверждалась христианская церковь. За 30 лет несколько храмов в Вязьме — вывод, прямо указывающий на важность и развитость этого города в пределах княжества. Но этот тезис никак не подтверждается самой смоленской историей. Обратимся к достоверному факту. В 1150 году при утверждении в Смоленске епархии в Уставной грамоте князя Ростислава Мстиславича перечисляются города княжества, и среди них Вязьма не упоминается. На это явное противоречие первым обратил внимание Д.П. Маковский: «В настоящее время возможно лишь предположить, что крепость-«град» Вязьма возникла в XI веке. Подтверждением этому могло бы служить «житие» Аркадия, где говорится, что он родился в «городе Вязьме». Но эти сведения из «жития» Аркадия не находят себе подтверждения в других источниках. В частности, вызывает недоумение — почему Вязьма пи как город, ни как погост не упоминается в уставных грамотах князя Ростислава (1150 год)». Действительно, очень странным кажется, что Ростислав мог «забыть» о Вязьме, будь она сколько-нибудь крупным и важным пунктом в Смоленском княжестве. Объяснение всему этому можно найти в следующем: либо неточны исторические сведения, излагаемые в житии; либо Вязьма была незначительным населенным пунктом в первой половине XII века, и смоленский князь не посчитал нужным упоминать о ней. Давайте посмотрим на это противоречие еще с одной стороны. Если, согласно жития, в Вязьме существовало несколько храмов уже в первой половине XI века, среди которых выделялась соборная церковь, тогда все они должны были иметь определенный штат священников. Их содержание, равно как и содержание церквей, требовало определить, откуда и в каком количестве будут поступать деньги или иные средства на эти нужды. Но, как известно, только во времена князя Ростислава Мстиславича в 1150 году была урегулирована эта норма, и Вязьма при этом, как уже говорилось выше, не упоминалась. Значит, минимум до середины XII века у Смоленского князя и митрополита не было нужды обращать внимания на Вязьму, т.к. либо никакой религиозной структуры здесь не было вовсе, либо она только-только начинала складываться.

Итак, вероятнее всего, до XIII века Вязьма была очень небольшим поселением. Одним из доводов в пользу этой версии, причем, сразу оговоримся, не очень убедительным, может быть вновь текст самого жития преподобного Аркадия. Точнее, сегодня нам известно о жизни Аркадия не по тексту жития, а но сохранившимся в религиозной литературе жизнеописаниям святого (на это обратил внимание еще И.П. Виноградов33). Так вот, в жизнеописании, помещенном в брошюре «Вяземский Аркадиевский девичий монастырь», постоянно присутствуют цитаты из жития, и в том числе упоминается, что преподобный Ефрем заходил в «урочище Вязьму». Об урочище Вязьме упоминается в «Тверском патерике». Как толкует словарь Даля слово «урочище»? «Урочище — всякий природный знак, мера, естественный межевой признак, как речка, гора, овраг, гривка, лес. Встарь принимали за урочище и одиночное дерево, и пень, отчего выходила большая путаница по межам». Словарь русского языка Академии паук СССР и Института русского языка более детализирует это понятие. «Урочище — 1. То, что служит естественной границей, природной межой (например, овраг, гора); 2. Участок, отличающийся от окружающей местности (лес среди поля, болота, луг среди леса и т.п.)». Подведем итог — урочище это всего лишь отличная от окружающей природы местность, чаще всего природного характера. Безусловно, сооруженные человеком укрепления, церкви и иные постройки выделяются на местности, по если это был все-таки город, он должен был иметь целый комплекс построек оборонительного, административного, религиозного и иного характера.

Кстати говоря, до сих пор в отечественной историографии существует дискуссия вокруг понятия «древнерусский город». Приведем две цитаты. «Термином «город» в Древней Руси обозначалось вообще укрепленное, огражденное поселение вне зависимости от его экономического характера — был ли это город в собственном смысле слова — значительный ремесленно-торговый центр или небольшая крепостица с военным гарнизоном, или старое укрепленное поселение дофеодальной поры». Современный исследователь Данилевский считает, что «...основным отличным внешним признаком городского поселения, видимо, было лишь наличие укрепленного крепостного сооружения, вокруг которого и концентрировалась собственно «городская» жизнь». Главным признаком города, отличающим его от любого другого поселения в эпоху домонгольской Руси, было наличие крепости, укрепления, в этом сходятся все исследователи истории Древней Руси. Исходя из этих определений, можно с большой долей вероятности утверждать, если в начале XI века, согласно житию преподобного Аркадия, и существовало какое-то поселение под названием Вязьма, то оно не было городом как таковым, а наличие нескольких храмов в таком поселении представляется маловероятным.

Подтвердить или опровергнуть сведения из жития преподобного Аркадия можно, используя данные археологии. На сегодняшний день археологам известно два древних городища в пределах современной Вязьмы. Одно из них находится на левом берегу реки Вязьма, в центре города. На его площадке сейчас находится Свято-Троицкий собор. Датировка городища сложна, некоторые находки позволяют датировать нижние пласты четвертого (нижнего) горизонта ХП-ХШ веками. И второе, более древнее городище находится па юго-западной окраине города в районе Русятки. Городище в районе Русятки датируется XI—XIII веками, культурный слой содержит легшую керамику середины I тысячелетия нашей эры. По неясным причинам, возможно, в результате монголо-татарского нашествия 1237-1239 годов, городище прекратило свое существование. По мнению Т.В. Сергипой, это городище могло быть предшественником Вязьмы. Если преподобный Аркадий в первой половине XI века жил там, и именно это городище посещал преподобный Ефрем, тогда сведения жития имеют некоторое подтверждение. Но вероятнее всего, это поселение было небольшим и существенной роли в жизни Смоленского края того времени не играло.

Подводя итог всему вышесказанному, можно признать: 1. Житие преподобного Аркадия Вяземского и Новоторжского чудотворца относится к позднейшим житиям. Оно было составлено во второй половине XVII века, спустя 600 лет после смерти самого Аркадия. Поэтому это житие нельзя рассматривать как достоверный исторический источник по истории долетописпой Вязьмы. Данное житие необходимо рассматривать как религиозный нравственно-назидательный памятник. 2. К сведениям, сообщаемым в житии, нужно относиться весьма и весьма осторожно. Главный исторический тезис жития о том, что Вязьма как город существовала уже в XI веке, можно поставить под сомнение. Этот тезис не согласуется с известными и неоспоримыми фактами истории Смоленского княжества. Если Вязьма и существовала в то время, то это был не город, а лишь небольшое поселение.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1  Автор выражает искреннюю благодарность настоятелю Свято-Троицкого собора г. Вязьмы иеромонаху Мелетию, Галине Александровне Беловой, научному сотруднику краеведческого музея г. Торжка, и Людмиле Петровне Попковой за оказанную помощь при подготовке данного материала.
2  Виноградов И.П. Исторический очерк города Вязьмы с древнейших времен до XVII века (включительно). М., 1890. С. 4.
3  Христианство. Словарь. М., 1994. С. 152.
4  Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник // Он же. Краткий курс по русской истории. М., 2000. С. 762.
5  Там же. С. 727.
6  Там же. С. 728.
7  Там же. С. 780.
8  Жизнеописания достопамятных людей земли русской Х-ХХ вв. М., 1992. С. 6.
9  Там же. С. 6.
10 Большой энциклопедический словарь. Изд. 2-е, переработанное и дополненное. М., 1992. С. 402.
11 Чанцев В. Вяземский Аркадиевский девичий монастырь. М., 1896. С. 3.
12 Там же. С. 4.
13 Там же. С. 5.
14 Виноградов ИЛ. Исторический очерк города Вязьмы с древнейших времен до XVII века (включительно). М., 1890. С. 4.
15   Чанцев В. Указ. соч. С. 3-5.
16 Там же. С. 1.
17 Маковский Д.П., Орлов B.C., Чернобаев А.В., Бельтюков Б.И. Вязьма. Смоленск, 1953. С. 12-13.
18   Даниил (Сычев). Вязьма. Очерки истории. М, 1997. С. 3-9.
19 Андрицова М.Ю., Валуев Д.В., Довгий Т.П. История православной культуры земли Смоленской. Смоленск: Универсум, 2004. С. 35-36.
20   Тверской патерик. Краткие сведения о тверских местночтимых святых. Тверь, 1991 (репринтное издание 1907 года). С. 95. (Далее: Тверской патерик).
21   Там же. С. 96.
22   Там же.
23   Там же. С. 97-98.
24   Там же. С. 99.
25   Даниил (Сычев). Указ соч. С. 28-29.
26   Тверской патерик. С. 94.
27   Чанцев В. Указ. соч. С. 5.
28   Там же. С. 10.
29   Ключевский В.О. Указ. соч. С. 706-707.
30   Виноградов И.П. Указ. соч. С. 4.
31   Чапцев В. Указ. соч. С. 4.
32   Д.П. Маковский и др. Указ соч. С. 12-13.
33   Виноградов И.П. Указ. соч. С. 4 (примечания).
34   Чанцев В. Указ. соч. С. 4.
35   Тверской патерик, с. 97.
36   Даль В. Толковый словарь живого Великорусского языка. М.: Русский язык, 1980. Т. IV. С. 509.
37   Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1984. Т. IV. С. 513-514.
38   Воронин Н.Н. История культуры Древней Руси. Домонгольский период. М-Л., 1948. Т.1. Материальная культура. С. 187.
39   Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.). М., 2001. С. 86.
40  Шмидт Е.А. Археологические памятники Смоленской области. Смоленск, 1971. С. 47; Археологическая карта России. Смоленская область. Часть 2. М.: Институт археологии РАН, 1997. С. 12.
41  Шмидт Е.А. Указ соч. с. 47; Археологическая карта России... С. 14.
42  Археологическая карта России... С. 14.
43  Там же.


На главную       Вернуться назад

 ВНИМАНИЕ!!!

Редакция сайта не отвечает за комментарии, но оставляет за собой право на их редактирование! Подробнее...